Психологическая мысль в XVII в.

История психологии » Психологическая мысль в XVII в.

Страница 1

XVII век стал эпохой коренных изменений в социаль­ной жизни Западной Европы, веком научной револю­ции и торжества нового мировоззрения. Его предве­стником был итальянский ученый Галилео Галилей (1564 - 1642), учивший, что природа есть система дви­жущихся тел, не обладающих никакими свойствами, кроме геометрических и механических. Все, что проис­ходит в мире, следует объяснять только этими материальными свойствами, только законами механики. Гос­подствовавшее веками убеждение в том, что движения­ми природных тел правят бестелесные души, цели и формы, было ниспровергнуто. Этот новый взгляд на мироздание произвел полный переворот в объясне­нии причин поведения живых существ.

Первый набросок психологической теории, использо­вавшей достижения геометрии и новой механики, при­надлежал французскому математику, естествоиспыта­телю и философу Рене Декарту (1596 - 1650). Он ори­ентировался на модель организма как механически ра­ботающей системы. Тем самым, живое тело, которое во всей прежней истории знаний рассматривалось как оду­шевленное, т. е. одаренное и управляемое Душой, осво­бождалось от ее влияния и вмешательства. Отныне различие между неорганическими и органическими те­лами объяснялось по критерию отнесенности последних к объектам, действующим по типу простых технических устройства В век, когда эти устройства со все большей определенностью утверждались в общественном произ­водстве, далекая от производства научная мысль объ­ясняла по их образу и подобию функции организма. Первым большим достижением в этом плане стало от­крытие Уильямом Гарвеем (1578—1657) кровообраще­ния: сердце предстало своего рода помпой, перекачива­ющей жидкость. Участия души в этом не требовалось.

Второе достижение принадлежало Декарту. Он ввел понятие рефлекса (сам термин появился позже), став­шее фундаментальным для физиологии и психологии.

Если Гарвей устранил душу из круга регуляторов внут­ренних органов, то Декарт отважился покончить с ней на уровне внешней, обращенной к окружающей среде работы всего организма. Три столетия спустя И. П. Пав­лов, следуя этой стратегии, распорядился поставить бюст Декарта у дверей своей лаборатории.

Здесь мы вновь сталкиваемся с принципиальным для понимания прогресса научного знания вопросом о соотношении теории и опыта (эмпирии). Достоверное знание об устройстве нервной системы и ее функциях было в те времена ничтожно. Декарту эта система ви­делась в форме “трубок”, по которым проносятся лег­кие воздухообразные частицы (он называл их “живот­ными духам””). По декартовой схеме внешний импульс приводит эти “духи” в движение и заносит в мозг, от­куда они автоматически отражаются к мышцам. Когда горячий предмет обжигает руку, это побуждает челове­ка ее отдернуть: происходит реакция, подобная отра­жению светового луча от поверхности. Термин “реф­лекс” и означал отражение.

Реакция мышц - неотъемлемый компонент поведе­ния. Поэтому декартова схема, несмотря на ее умозри­тельный характер, стала великим открытием в психо­логии. Она объяснила рефлекторную природу поведе­ния без обращения к душе, как движущей телом силе.

Декарт надеялся, что со временем не только про­стые движения (такие, как защитная реакция руки на огонь или зрачка на свет), но и самые сложные удаст­ся объяснить открытой им физиологической механикой. “Когда собака видит куропатку, она, естественно, бро­сается к ней, а когда слышит ружейный выстрел, звук его, естественно побуждает ее убегать. Но тем не ме­нее, легавых собак обыкновенно приучают к тому, что вид куропатки заставляет их остановиться, а звук вы­стрела подбегать к куропатке”. Такую перестройку по­ведения Декарт предусмотрел в своей схеме устройства телесного механизма, который, в отличие от обычных автоматов, выступил как обучающаяся система.

Она действует по своим законам и “механическим” причинам; их знание позволяет людям властвовать над собой.

Этот вывод противостоял декартовой идее разделе­ния чувств на коренящиеся в жизни организма и чи­сто интеллектуальные В качестве примера Декарт в своем последнем сочинении—письме шведской короле­ве Христине—объяснил сущность любви как чувства, имеющего две формы: телесную страсть без любви и интеллектуальную любовь без страсти. Причинному объяснению поддается только первая, поскольку она зависит от организма и биологической механики. Вто­рую можно только понять и описать.

Страницы: 1 2

Похожие статьи:

Типология характера.
Попытки построения типологии характеров неоднократно предпринимались на протяжении всей истории психологии. Одной из наиболее известных и ранних из них явилась та, которая еще в начале нашего века была предложена немецким психиатром и пси ...

Урок лабораторно-практических занятий.
Как и уроки-семинары, уроки лабораторно-практических занятий являются весьма разнообразными: урок решения задач, урок выполнения различных упражнений, практикумы, уроки-драматизация, урок разыгрывания маленьких сцен и др. Общим признаком ...

Бессознательное и психоанализ
Сознание не является единственным уровнем, на котором представлены психические процессы, свойства и состояния человека, и далеко не все, что воспринимается и управляет поведением человека, актуально осознается им. Кроме сознания у человек ...